Андрей  Клавдиевич  Углицких:  Журнал  литературной  критики и словесности    

ЖУРНАЛ ЛИТЕРАТУРНОЙ КРИТИКИ 

И СЛОВЕСНОСТИ

основан в декабре 2001 года

Главная страница

Новости

Содержание Проза

Поэзия

Критика и публицистика

Журнальные обзоры

Обратная связь

Наши авторы

 

Блоги писателя А.Углицких:

 

"Андрей Углицких в Живом Журнале"

 

"Писатель Андрей Углицких"

 

"Андрей Углицких в Русском журнальном зале"

 

"Андрей Углицких на Lib.Ru"

 

 

 

Абрамов Александр Анатольевич: Несколько слов о себе: 

Профессор кафедры общей физики Московского государственного института электронной техники (МГИЭТ), доктор физико-математических наук. Родился в 1941 году в г. Брянске. Окончил  Воронежский Госуниверситет. С 1963 г . по 1973 г . работал научным сотрудником в Подольском научно-исследовательском технологическом институте. С 1973 г . по настоящее время являюсь преподавателем МГИЭТ. Воспитывался в семье филологов. Мать преподавала русский язык и литературу в средней школе, а затем читала различные курсы по лингвистике в университете. Отец был литературоведом, поэтом, заведующим кафедрой советской литературы в Воронежском университете.  В семье всё время звучали и обсуждались стихи. К отцу часто приходили различные воронежские литераторы, обычно поэты. Мой отец написал первые критические работы о многих известных впоследствии поэтах (Прасолов, Жигулин и др.). Так Анатолия Жигулина отец рекомендовал в члены Союза писателей СССР, когда Жигулин вернулся из ссылки. Я начал писать стихи поздно: в 1966 г ., через три года после окончания университета. Особенно увлечённо я занимался стихами в 1968- 1973 г .г. К сожалению, не смотря на ряд попыток и некоторых обещаний со стороны редакций журналов в 1970- 1973 г .г., мне так и не удалось напечататься. (Только в самые последние годы ряд моих стихотворений опубликованы в нескольких коллективных сборниках). В последующие годы мои интересы почти полностью сосредоточились на семье (у меня три сына) и на науке, где мои успехи несколько заметнее, чем в стихосложении (у меня 80 публикаций). Всё же литература меня волнует постоянно. Из последних моих горячих увлечений назову Сергея Довлатова и поэта Бориса Рыжего, стихи которого меня просто гипнотизируют. Я даже написал о Б.Рыжем эссе (опубликовано в предыдущем номере нашего журнала -  редакция "ЖЛКиСа").

 

Александр Абрамов (Москва)

Лирика физика

                                     

* * *

От жажды умираю над ручьем…

Франсуа Вийон

 

Во всем одни контрасты

До самой глубины.

Тихони только страстны,

Пророки все лгуны.

 

 И эта сила слабых,

 И эта нежность злых.

 И недоступность славы -

 Спасенье для иных.

 

 И тупости парадной

 Незыблемый гранит.

 Спокойствие неправды

 И правды динамит.

 

  Меняются иконы,

  И четких формул нет.

  И временны законы

  Для звезд и для планет.

 

  И тянутся мгновенья,

  Сжимаются века.

  Что стоят откровенья

  В устах у старика?

 

  Во всем неравномерность,

  Повторов страшных круг.

  О, наша непомерность!

  Ты нам и враг и друг.

 

  То, что сегодня вечность, –

  Минуты все сомнут.

  О, жизни быстротечность!

  О, медленность минут!

  

<1968> 

 

 

* * *

Анатолию Жигулину

 

Три краски в мире есть,

Семь звуков,

А остальное все полутона.

Узнал я грустную науку –

Есть вкус измены

И есть вкус вина.

 

Добра и зла границы зыбки.

Я неустанно их искал везде.

Я повторял свои ошибки …

Есть соль в слезах,

В словах,

Есть соль в воде.

 

Оттенки познаются в муках,

И все же, правда

На земле одна.

Три краски в мире есть,

Семь звуков,

А остальное все –

Полутона.

 

<1969>

 

                                    

* * *   

Цвета войны и осени на пир

Сошлись на полотне громадном.

Закатом надвое разорван мир.

Лес тихо задышал прохладой.

 

Тонка и холодна твоя рука,

Закат во взгляде отрешенном.

Внизу качает стылая река

Стволы деревьев отраженных.

 

За речкою грохочут поезда,

Проносятся в закатных бликах.

Вот и любовь умчалась навсегда

С последним журавлиным криком.

 

<1967, 1972>

 

 

* * *

Гляжу туда, где сорок лет назад

С войны детишки ждали воевавших,

И вижу мальчика, бредущего в детсад,

Капустой кислою насквозь пропахший.

 

Бегущего по утренней росе,

Чтоб выменять за спрятанную сушку

У немцев, пленных, строящих шоссе,

Желанную из дерева игрушку.

 

<1979>

 

 

***

Мы говорим: все люди братья,

Мы говорим: земля одна.

Так что мешает нам собраться

И кубок осушить до дна?

 

Кричу с упрямым постоянством

В распахнутую настежь высь,

Кричу сквозь время и пространство –

Душа с душой – соединись!

 

<1969>

 

 

 

 

31 марта 2000…

В России расстаются навсегда…

Борис Рыжий

 

Любил… Забыл… Страна большая.

Бог знает, где теперь ты есть?

Ах, голова моя больная –

Любовей всех за жизнь не счесть.

 

Жил-был и баста, шито-крыто,

Всё не тобою решено.

Уж финиш близко, и корыто

Разбитое – вот тут оно.

 

<9.VII.2007>

 

* * *

Да будет так. Когда однажды с нею

Последний переступите порог,

Волшебным зверем, как по взмаху феи,

Вдруг море прикорнет у ваших ног.

 

Вам Млечный путь расстелется на небе.

И долго, долго будете глядеть,

Как лунная дорожка, словно лебедь,

Качается в мерцающей воде.

 

<1969>

 

 

* * *

В твоих глазах снега, снега.

Течение сибирских рек.

Там буреломная тайга,

Сиянье Севера навек.

 

И обещанье счастья в них,

А о несчастном боль остра.

Опустишь ты ресницы вниз –

Погаснут два костра.

 

<1966>

 

Летние стихи

Бывает так:

            нахлынет ощущенье

Полнейшего, безоблачного счастья.

Нахлынет просто так,

                        без видимой причины.

На улице

            в неоновой толпе,

В лесу

            среди желтеющих берез и кленов,

На пляже,

            где ребята под гитару

Поют негромко о седом Днепре.

Тебя охватит вдруг

                        осознанная радость

Того,

            что ты живешь и дышишь,

И видишь небо,

                             солнце,

И чувствуешь тепло крови,

                        пульсирующей в теле.

И ты почти впадешь в экстаз

От безыскусной ласки ветра,

Воды

            и белого горячего песка.

И перед этим ощущением простора

И совершенства окружающего мира

Вдруг мелки и смешны

Твои предстанут неудачи и обиды.

И ты захочешь без конца смотреть

                                               на это небо,

И чтобы не кончались

                                   этот ветер

И эта песня

                                   о седом Днепре.

 

<Киев, лето 1972>

 

 

* * *

Надоело ныть и плакать,

Выть собакой в конуре.

Надоели сырость, слякоть,

Вечный дождик на дворе.

 

Надоели серость зданий,

Крики стаи серых птиц,

Серость чувств и серость знаний,

Серость линий, серость лиц!

 

Серость неба надоела,

Надоела серость слов,

Серость клики оголтелой

Опортфеленных ослов.

 

Надоело быть причастным,

Об пол, в стены биться лбом,

Надоело быть несчастным,

Надоело быть рабом.

 

<11 ноября 1973>

 

 

 

* * *

Было ли, не было? Было во сне?

Самая лучшая верила мне.

 

Дни проходили, искрясь и звеня,

Тонкие руки ласкали меня.

 

Тесно прижавшись друг к другу с тобой,

Мы уходили в траву за рекой.

 

Небо да солнце. По пояс трава.

Ах, как кружилась тогда голова!

 

В поле бродили с тобой при луне.

Ах, как в то время ты верила мне.

 

Громко о чем-то кричал коростель,

Каждый забор оплела повитель.

 

Счастливы были тогда мы с тобой –

Было то счастье падучей звездой.

 

Мигом и вечностью было оно,

Окунем счастье нырнуло на дно.

 

Многого требовал и не сберег?

Было ли, не было? Кто разберет?

 

<1969>

 

Призвание

Я живу на свете белом.

Физик? Лирик? Не пойму.

Делом занят иль не делом –

Не известно никому.

 

Ветер слезы мои сушит.

Есть талант? Иль не дано?

Может, просто точит душу

Честолюбие одно.

 

<1969>

 

 

* * *

Земного шарика железный пояс,

Горячий пульс и нервы бытия.

Мечты, судьба – гудит электропоезд…

Железная дорога – жизнь моя.

 

<1968>

 

 

* * *

 

Если я заболею, к врачам обращаться не стану…

Я. Смеляков

Ни страны, ни погоста не хочу выбирать,

На Васильевский остров я приду умирать.

И. Бродский

 

Ах, мои друзья – поэты

Любят красное словцо.

Сказанут про то, про это

Под дешёвое винцо.

 

Не сбылось, ну, не случилось –

Как поэту не простишь.

Рифма так ведь и просилась -

Перед ней не устоишь!

 

<21 июня 2005>

 

 

* * *

Под звуки капризные вальса

Так сладко, так больно мечтать.

И робкие тонкие пальцы

В своих волосах ощущать.

 

И думать, что это навечно –

Блаженство твоё и моё.

Что жизнь и любовь бесконечны,

Как танец, как нежность ее…

 

<2 марта1974>

   

Послать рукопись, сообщение

 

Рейтинг@Mail.ru

 

 

  

©2002. Designed by Klavdii
Обратная связь:  klavdii@yandex.ru
Последнее обновление: января 29, 2012.