Андрей  Клавдиевич  Углицких:  Журнал  литературной  критики и словесности    

ЖУРНАЛ ЛИТЕРАТУРНОЙ КРИТИКИ 

И СЛОВЕСНОСТИ

основан в декабре 2001 года

Главная страница

Новости

Содержание Проза

Поэзия

Критика и публицистика

Журнальные обзоры

Обратная связь

Наши авторы

 

Блоги писателя А.Углицких:

 

"Андрей Углицких в Живом Журнале"

 

"Писатель Андрей Углицких"

 

"Андрей Углицких в Русском журнальном зале"

 

"Андрей Углицких на Lib.Ru"

Наши друзья:

 

Алексей БОРЫЧЕВ (Москва)

 

Родился 25 мая 1973 года в Москве в семье инженеров. С отличием закончил 

МГТУ имени Баумана, кандидат технических наук; работал в институте Общей физики РАН. Редактор сетевого журнала "Новая литература" (отдел "Поэзия") 

Публиковался:  жж. "Юность", "Московский вестник", "Вестник российской литературы", в "Литературной газете", "Российском писателе", "Московском литераторе", "Дне литературы" и др.  Публикации в интернете:  в ЛИТО "Точка. Зрения", журнале "Новая литература", альманахе "Снежный ком", "Ликбез", "45-параллель", "Поэзия.ру" и др.

Член Союза писателей России (с 2004г.), член общества словесного искусства под руководством Л. А. Аннинского и В. Ф. Дударева.

 В декабре 2009 года награждён медалью "55 лет Московской городской организации Союза писателей России: 1954-2009" и дипломом "За верное служение отечественной литературе",

в феврале 2010 года награждён литературной медалью им. А. С. Грибоедова.

 

 

 «ЗЕМЛЯ УЛЫБНУЛАСЬ ВЕСНОЙ…»

 

Я дам объясненье грядущему дню

Я дам объясненье грядущему дню

Разрывностью линий былого.

В копилке времён тишиной сохраню

Тщету объясненья такого.

 

На плечи беспечных загадок о том,

Что кровью пульсирует в венах

Событий, наброшен прозрений хитон,

Пошитый из ткани мгновений.

 

Усилие мысли – и порвана ткань,

И ветром космических буден

Обветрена кожа, белее листка

Бумаги, где вписана будет

 

Рукой наводнившей миры пустоты

История некой вселенной,

Где правила быть не собой так просты,

Что быть лишь собою – бесценно!

 

В ковше иномерных просторов, без нас,

Густеет бесцветное время,

И в меру длины обращается час,

Смущая вселенскую темень.

 

И там, где порой сгущены времена

До плотного дыма проклятий,

Роняет бессмертье свои семена

В сырой чернозём благодати.

 

Оттенки

Ловец хрустальных состояний,

Не кратных тридцати семи!

Поймай пятнадцать расставаний,

А на шестнадцатом – пойми,

 

Что обретенья и потери

Взаимно отображены

То многоцветностью истерик,

То белым тоном тишины.

 

Когда в пыли угрюмой ночи

К нам страх врывается, как тать,

То все оттенки одиночеств

По пальцам не пересчитать,

 

И опрокинутое завтра

В ещё глубокое вчера

Чернильной каплею азарта

Стекает с кончика пера.

 

Он шёл по третьему лучу…

Он шёл по третьему лучу

Звезды, зажжённой на востоке,

Касаясь слова «разлучу»

Печалью трепетно-жестокой.

 

Касаясь белого огня

Пережитых противоречий

Прохладой гаснущего дня,

Предощущеньем новой встречи

 

С каким-то промельком в ночи –

Напоминаньем о прошедшем –

Хранящим к прошлому ключи,

Себя в грядущем не нашедшим…

 

По звёздам плыли корабли

Невероятных соответствий

Огней небес – теням Земли,

Покой везущие из детства.

 

А он смотрел в тугую тьму,

Жгутом стянувшую просторы,

На все вопросы «почему»

Ему бросавшую укоры –

 

То замедлением времён

На пустырях ночных событий,

То возведением в закон

Погасшей истины забытой.

 

И взгляд его, пройдя сквозь ночь,

На гранях утра отражённый,

Вернулся, чтобы снова прочь

Уйти, поверив непреклонной

 

Периодичности всего,

Что обозначено мирами,

Где предсказуемость живёт,

И где случайность умирает.

 

Не больше, не резче, не выше…

Не больше, чем память – всего лишь касанье

Невидимых нитей полночной звезды –

Осколками счастья в тиши угасанья

Свечения боли, мерцаний беды.

 

Не резче печали – отчётливость линий

На карте времён – уходящего дня,

Где мир обратился из белого в синий,

Забыв на оттенки себя разменять.

 

Не выше, чем голос минувшего – звуки

Натянутой солнцем небесной струны,

Звучащей в миноре двадцатой разлуки,

Где были, конечно, ещё влюблены…

 

Где пело пространство, не петь не могло бы,

Где сны, расцветая, дурманили явь.

Но чтобы мы делали?.. Что бы и чтобы?..-

Когда б не пропало всё это, представь!

 

Когда метель пришла за мною

Когда метель пришла за мною,

На зимний путь вручив билет,

Тогда последней тишиною

Прочерчен был разлуки след.

 

И повела звезда печали

По следу этому туда,

Где вдруг навеки замолчали

Для нас поющие года.

 

Читая будущность по лицам

Былых событий, дней былых –

Я замечал миров границы –

Всех тех,

Что жили в снах моих.

 

Когда пространство прорастало

В бестелость ночи, я ловил

Прозренья отблеск бледно-алый,

Дрожащий на крестах могил,

 

Слепящий все мои разлуки

С неповторяемым былым.

А утром солнечные звуки

Слагали дням грядущим гимн.

 

И пели солнечные блики

Свою лучистую печаль,

А через край небес пролитый

Покой мечты мои венчал.

 

Река судьбы текла устало,

Омыв иные берега,

И небо душное упало

В окаменевшие снега.

 

Круги

В пределах второго круга

Нам не найти друг друга…

Где б ни пролило время

Огненную тоску,

 

Схвачены неизбежным,

Биты грядущим, прежним,

Мы принимаем бремя

Метров, минут, секунд…

 

В пределах второго круга

Нас заметает вьюга

Нет, не снегами… может –

Хлопьями пустоты.

 

Где-то горят столетья,

Где-то вторая, третья

Жизнь обрастает кожей –

Плотью былой мечты.

 

Глянцевый отблеск смерти

На голубом конверте

Неба, в котором кто-то

Звёздами написал

 

Текст о пропаже смысла

В буквах, словах и числах,

Солнечной позолотой

Нам ослепил глаза.

 

Не находя друг друга,

Бродим в пределах круга, -

Круга, который был нам

Первый, а стал – второй…

 

Третий, четвёртый, пятый…

В них – пустотой распяты!..

Но под крестом могильным

Камень всегда живой.

 

Отгорела тёмными огнями ночь

Отгорела тёмными огнями ночь.

Надувала щёки алые заря.

И, не в силах зёрна утра истолочь,

Просыпала их на плечи октября

 

То листвяной едко-жухлой шелухой,

То крупой с пустых обветренных высот,

То янтарно-алой тишиной,

глухой

Ко всему тому, что серебрит висок

 

Бесполезно мною начатого дня,

Где прощение в прощание влилось,

Где, конечно, неизменным без меня

Будет всё вокруг,

и мировая ось

 

Вновь нанижет солнечные дни,

Непогодой прорастающие в ночь…

Всепрощеньем ты её перешагни

И вернись ко мне,

уйдя навеки прочь.

 

За постоянством немоты

За постоянством немоты

В просторах вечных заблуждений

Живут забытые мечты,

Блуждают их живые тени.

 

А на осях иных миров,

Где постигается бессмертье,

Нанизан сумрак катастроф

Земной бессменной круговерти.

 

Когда в дыму случайных фраз

Мелькают контуры вселенной,

Сколь ни бессвязен был рассказ,

Он будет истиной нетленной.

 

Но срок молчания велик –

Кому знакомо совершенство,

Непостигаемой Земли

Непостижимое блаженство.

 

Февральские минуты…

Тянулись медленно февральские минуты.

В них не было ни страсти, ни тепла.

И день казался вечным, словно путин.

И скучной, как зюганов, ночь была.

 

О чём-то возбуждённо говорили.

Молчали принуждённо иногда…

Горел огонь морозной едкой пыли

И на небо смотрели города.

 

Казалось, ничего не происходит.

И вряд ли тут чего произойдёт.

Бегут минуты. Год сменяет годик.

В толпу преобразуется народ.

 

И в воздухе витает: по-каковски

Теперь отнимет разум русский чёрт?

Ответ, темнёй, чем мыслит жириновский

И чем не мыслит бывший горбачёв.

 

Не будет ничего…  довольно пыла

Каких-то  возражений и обид!

Ведь то, что может быть – конечно, было.

Осталось лишь – чего не может быть.

 

Жемчужные нити вчерашнего дня…

Жемчужные нити вчерашнего дня

Оборваны солнечной песней,

Пропетой лучами в стремленье поднять

Мечту над печалью, чудесней,

Напевней пропеть переменчивый мир

Волшебной небесною флейтой –

До блеска, до счастья, до звона рапир

Парадом идущих столетий…

 

Пускай истлевает созвездьями ночь,

Пускай темнота догорает! –

Я знаю, что тьме невозможно помочь

В пределах лучистого края.

И снова натянет восток тетиву,

Взметнутся огнистые стрелы,

И кто-то сквозь боль прошептав: «я живу!»,

Забудет о том, что болело.

 

Зима деньки по зёрнышку клюёт

Цепляясь солнечной иглой за ель,

Уставший день упал в объятья ночи.

Срывая двери темени с петель,

Ворвался в терем леса лунный кочет.

 

И перья разлетелись по снегам

Истлели в темноте огнями бликов,

Созвучные аккордам звездных гамм,

Наполненных ночной печалью дикой…

 

Стояла тьма, как верный страж зимы,

И стрелы холода пронзали полночь.

И мы с тобою вместе, ночь, - не мы, -

А некто неизвестный, преисполнен

 

Других, а не моих страстей, надежд,

Других, а не твоих морозных далей,

Но кто он, кем он раньше был и где ж

Все те, кто в зеркалах его видали?

 

Слияние – не путь познать себя

В другом, в других, в самом себе, а свойство

Почувствовать, раздвоенность терпя,

Миров несправедливое устройство.

 

Конечно, по-другому написать

Об этом – невеликая задача.

Труднее, забывая небеса,

Вымаливать грошовую удачу.

 

Снега и ночь. Опять снега и ночь.

На острие тиши простор нанизан.

Но в снег печаль мечтой не истолочь

И не преподнести весну сюрпризом

 

 

Себе – на, дескать, вот она – красна,

Покуда всё стократно повторимо.

И я молчу… зима – предлог для сна

Тому, кто обречён быть пилигримом.

 

Потерпим. Подождём. И небосвод

Остатки дней просыплет у порога.

Зима деньки по зёрнышку клюёт.

Но их немного. Их совсем немного!

 

Пустота

Когда осыпаются спелым зерном

Созвездий колосья на поле

Свинцовой тоски, я грущу об одном –

О неодолимости боли…

 

Легко прорастает в мой мир пустота,

И злое бессилье под кожу

Мне вводит забытая в прошлом мечта,

На сны бесконечно похожа.

 

Но мысль обретает и вес, и объём,

В моей пустоте ощутимый,

Ничто воплощается сразу во всём,

Реальность становится мнимой.

 

И слышно, как травами космос шумит,

А в поле, где зёрна упали,

Уже расцветает гортензией мир,

Свободный от «чёрной печали».

 

Но часть пустоты обозначена в нём,

А, значит, опять загорятся

Невзгоды и беды бесцветным огнём

По схеме, очерченной вкратце

 

Творцом и хранителем разных причин

В копилке возможных событий,

Скрывающим истину сотней личин

И правдой, до боли избитой.

 

Земля улыбнулась весной…

Земля улыбнулась весной,

И звонким берёзовым смехом

Летело в бессмертие эхо

Твоё, отражённое мной.

 

Ты быть не могла, но была,

Покуда вне времени всё же

Ты мне бесконечно дороже

Любого добра или зла.

 

Земля улыбнулась весной,

Неярко, стыдливо и сонно,

Но камень светился от солнца,

Зажжённого яркой сосной.

 

Бежали пылавшие дни,

В прохладные белые ночи –

От тока весны обесточить

Себя, отдышаться в тени.

 

Земля улыбнулась весной,

Смотря на печальные звёзды,

Которые рано ли, поздно

Тебя обвенчают со мной!

 

И тени ушедших времён,

Слетая, как стаи, с галактик,

К весне прикоснутся галантно

Мерцанием звёздных имён.

 

Земля улыбнулась весной,

И нам бы с тобой засмеяться.

Но много прошло –

 лет пятнадцать –

С тех пор как ты стала звездой…

 

ни звука ни слова ни вздоха

ни звука ни слова ни вздоха

откуда конечно оттуда

зима ожиданье простуда.

черства повторений лепёха

 

таблетку в себе растворяя

ты сам каменеешь под утро

а там и крыло перламутра

помашет из горнего края

 

на простыни стынет былое

просыпанной звёздною пылью.

подняв невесомые крылья

порхает в пространство другое

 

лимонница порванной жизни

какие слова здесь молчанье

но мир беспокоен отчаян

и время нервозно капризно

 

Я иду по тропинке прошлого

Я иду по тропинке прошлого,

Где звенит колокольчик юности,

Где вплетаются сны певучие

В очарованный лунный луч.

 

Под ногами сверкает крошево

Каблучками разбитой лунности,

И зарница глазами случая

Мне мигает с небесных круч.

 

Прорастая в тебя наречьями,

На которых вещают сумерки

О поющем весной бессмертии,

Восхожу красотой к тебе.

 

Посмотри, как сияет вечное,

Как печали бесславно умерли…

И посланники милосердия

Разжигают костры в судьбе!

 

Вращая ось весенней суеты…

Вращая ось весенней суеты,

Пронзившую простор моих желаний,

Я запрещаю прошлому застыть

И обратиться в каменную тайну.

 

Я запрещаю будущему плыть

На утлой шхуне странных сновидений

В просторах бесконечной серой мглы,

Где вместо нас – былого злые тени.

 

Целуя сны заснеженных долин,

Лесным ручьям подснежник улыбнётся

И на небе созреет апельсин

Апрельского полуденного солнца.

 

Фиалки расцветающих ночей

Я заплету венком очарований

И лунным бликом лягу на плече,

Скажу о вечном звёздными словами…

 

Ты не молчи – прошу я – не молчи,

Когда поймёшь, что в каждом – жив волшебник,

Имеющий к бессмертию ключи,

Небытия читающий учебник.

 

 Привет тебе, мой славный юный день!

Привет тебе, мой славный юный день!

Тропой цветов идёт ко мне, вздыхая

Огнём зари, неповторимость мая,

Вплетая в ночи снежную сирень.

 

Цветёт весна светящимися днями,

Кружится в небе солнечная пыль.

Привет тебе! Моя земная быль,

Поющая весенними огнями.

 

В тени берёз и елей полумрак

Врастает тишиной в апрельский полдень,

И в чаще луч, как будто перст господень,

Касается блестящего ковра,

 

Лежащего на листьях прошлогодних,

На мхе, на пнях, на сучьях, на земле,

Которая бессильна разомлеть

Пока ещё, в объятьях несвободных

 

Подтаявших снегов. Со всех сторон

Пространство, ожидающее звука,

Пронизано, как стрелами из лука,

Шипами оживающих времён…

 

Лиловый вечер тьму кладёт на плечи,

И лунный блик доверчив и смешон,

И сны земли – тоски сжигают свечи,

И старый мир весной преображён.

 

Забывая звенящую музыку сфер…

Забывая звенящую музыку сфер,

Где блаженство мечты расцветает,

Я бреду по Земле, неземной Агасфер,

И со мной – отрешённость святая.

 

Полнозвучием дней напитаю судьбу,

И в алмазном дожде вдохновений

На полдневных лучах сотворю ворожбу,

Чтобы ожили прошлого тени.

 

Чтобы полночь качалась на волнах веков

Серебристой забытою лодкой,

И чтоб зависть покинула сердца альков,

Уходя воровскою походкой.

 

Чтобы ярко сверкали тобой времена,

Позабытое прошлое счастье,

И зовущая в тайны миров тишина

Не рассеялась бы в одночасье.

Поэзия@ЖУРНАЛ ЛИТЕРАТУРНОЙ КРИТИКИ И 

СЛОВЕСНОСТИ_ 2012_№_5_(май)

 Послать рукопись, сообщение, комментарий

 

 

 

Рейтинг@Mail.ru

 

 

 

  

©2002. Designed by Klavdii
Обратная связь:  klavdii@yandex.ru
Последнее обновление: мая 01, 2012.