Андрей  Клавдиевич  Углицких:  Журнал  литературной  критики и словесности    

ЖУРНАЛ ЛИТЕРАТУРНОЙ КРИТИКИ 

И СЛОВЕСНОСТИ

основан в декабре 2001 года

Главная страница

Новости

Содержание

Проза

Поэзия

Критика и публицистика

Журнальные обзоры

Обратная связь

Наши авторы

 

Блоги писателя А.Углицких:

 

"Живой журнал"

 

"Писатель Андрей Углицких"

 

 

 

 

 

Константин ПАСКАЛЬ (Рязань)

 

 

 

 

 

 

 

В САДУ ТЕНЕЙ

 

 

 

 

 

ОКТЯБРЬ

 

Пора признанья горьких истин –

Октябрь… Скопленье сонных мух.

Дыханье полумертвых листьев

Еще тревожит чуткий слух.

 

Здесь одиноко и печально,

Здесь ходит смерть в холодных снах,

И чей-то образ неслучайный

Застыл в озябших зеркалах.

 

Один, один в пустыне комнат

Спиной к домашнему огню.

Я голос твой уже не помню,

Но образ твой уже храню.

 

Мне нужен твой последний выстрел.

Я знаю, что в Саду Теней

Твоя судьба по мертвым листьям

Гуляет под руку с моей.

 

 

***

Тихий стук. Тихий шаг.

Тихий вечерок.

Я иду не спеша

В гости на пирог.

 

Будут петь, будут пить

Из обеих рук.

Будут чушь молотить

И ругаться вслух.

 

Тут стакан, там стакан –

Вот тебе и мир.

Расскажу мужикам,

Кто такой Шекспир.

 

Не поймут – загрущу,

Сяду, как немой.

Не нальют – отомщу:

Убегу домой.

 

Пожурят. Поднесут.

Станут выступать.

Потузят. Отнесут

И уложат спать.

 

 

 

 

ПЕЧАЛЬ

 

                    Из Годжи Халида

 

Есть печаль привычная для всех,

Тихая печаль, когда скучают…

Вечная, холодная, как снег –

Мир наполнен вечною печалью.

 

То печаль овражистых полей,

Тех, что не засеют и не вспашут.

Скромные цветы о ней расскажут,

Что увяли на твоем столе.

 

То печаль непройденных дорог,

На которых жизнь остановилась;

Потемнела сабля, затупилась

И навеки встала в уголок.

 

Миллионы лет в одном броске

Падает река со скал суровых.

В высохшем арыке, на песке,

Догнивает водорослей ворох.

 

Мне печаль как память дорога,

Я ее без ропота встречаю.

Мир ты отравил меня печалью,

Пощади хоть моего врага.

 

Перевод с азербайджанского

 

 

***

На безымянном пустыре,

С бутылкой водки под полою,

Стою с поникшей головою

И не с кем выпить, как на грех.

 

Скатилось солнце, словно мяч,

По склонам пищевых отбросов.

И нет ни мыслей, ни вопросов,

И никого – хоть пей, хоть плачь.

 

И ни прилечь, и ни уснуть…

Хрипит бездомная ворона.

И вроде мир такой огромный,

А водки некому плеснуть.

 

Все погружается во тьму,

А я стою на том же месте –

Ну не с кем выпить, хоть ты тресни!

Придется снова одному.

 

Пусть завтра утром на заре,

Найдут мое больное тело,

Хотя… Кому какое дело

До тех, кто пьет на пустыре.

 

 

***

Суетимся, как мыши,

Все куда-то спешим.

Что-то пишем и пишем

И не слышим души.

 

А душе-то неймется,

Ей бы слово сказать.

И куда она рвется –

Не мешало бы знать.

 

Может, просто устала

От пустой маеты,

Или места ей мало

В том, что делаешь ты?

 

Километрами фальши

Завалили печать…

Эх, послать бы подальше,

Да сначала начать!

 

Только жизнь почему-то

Не меняет свой ход.

Помолчим хоть минуту,

Пусть душа отдохнет.

 

 

***

Она пришла в мое жилище

Холодным днем.

Я предложил вино и пищу

И спать вдвоем.

 

Она пила вино и ела,

Со мной спала.

Потом обоим надоело –

Она ушла.

 

Зачем нам это было нужно,

И мне, и ей:

Гастрономическая дружба

На пару дней?

 

Куда приятней  в одиночку

Делить улов!

А хорошо бы еще ночку

Без лишних слов…

 

 

 

ГОСТИ ЕДУТ

 

Гости едут… Что за блажь? –

Людям дома не сидится.

Дым, тоска, хмельной кураж,

Неестественные лица.

Той «Цыганочку» подай –

Будет ведьма изгаляться.

А тому хоть в морду дай –

Все равно успел надраться.

На полночи  с ним возни,

Ведь готов, а все куражит,

Не пожри и не усни –

Как родного не уважить?

Вот к салатнице бокал

Приплюсован к счастью биться:

«Бей, родимый, (бей шакал!),

Ты ж приехал веселиться!..»

Гости едут по домам.

Я улыбчив, я сияю:

«Ждите, ждите, скоро к вам!

Я вам, гады, наломаю!»

 

 

***

Бросить  все – наплевать и вернуться!..

Убедиться, что все как всегда:

Что по-прежнему капает в блюдце

Из разбитого крана вода,

 

Что все также луна за окошком

Проплывает нема и легка,

И домашняя сытая кошка

Сладко дремлет под песню сверчка.

 

Тишина деревенского дома.

Мерный шаг запыленных часов.

И такая разлита истома,

Что не нужно движенья и слов.

 

О, забытое царство покоя –

Остановка на бренном пути…

Но уходим и машем рукою,

Чтоб покой никогда не найти.

 

Кратко об авторе: 

Константин Паскаль живет и работает в Рязани. Автор нескольких книг стихотворений. Член Союза писателей РФ. Выпускник Высших Литературных курсов при Литинституте им. А.М.Горького (1999).

Послать рукопись, сообщение

Рейтинг@Mail.ru

 

 

  

©2002. Designed by Klavdii
Обратная связь:  klavdii@yandex.ru
Последнее обновление: января 28, 2012.