Андрей  Клавдиевич  Углицких:  Журнал  литературной  критики и словесности    

ЖУРНАЛ ЛИТЕРАТУРНОЙ КРИТИКИ 

И СЛОВЕСНОСТИ

основан в декабре 2001 года

Главная страница

Новости

Содержание Проза

Поэзия

Критика и публицистика

Журнальные обзоры

Обратная связь

Наши авторы

 

Блоги писателя А.Углицких:

 

"Андрей Углицких в Живом Журнале"

 

"Писатель Андрей Углицких"

 

"Андрей Углицких в Русском журнальном зале"

 

"Андрей Углицких на Lib.Ru"

 

 

ШАПКА ПО КРУГУ

 

стихи студентов Глазовского пединститута

 

"...Ведь на пустой осенний брег

И воду черную у брега

Сначала падает не снег, 

А только слабый запах снега"

Алексей Решетов

 

С этой "шапкой по кругу" познакомил меня мой учитель Лев Иванович Ошанин. При первом знакомстве с нами, новоиспеченными студийцами только-только созданной автором знаменитых стихов литературной студии "Законы поэзии", он предложил  каждому из нас прочитать по одному коротенькому (обязательное условие!) своему стихотворению, как бы передавая эстафету живого слова по кругу. Так передают олимпийский огонь, так испокон веку передавали шапку с пожертвованиями, чтобы поддержать, помочь, выразить свое благожелательное отношение, так на фронте передавали друг другу бойцы фляжку с драгоценной влагой перед боем... Шапка по кругу - это еще и некий условный знак "я-свой",  посыл для системы  распознавания "свой-чужой", это осознанный выбор входящего, своеобразный пароль и пропуск в мир метафор и эпикруз, ямбов и дактилей и иже с ними...  

Город Глазов, вообще, и Глазовский пединститут, в частности, (мне уже доводилось об этом  писать) занимают особое место  в литературе родниковой Удмуртии: именно здесь начинали многие ее классики и столпы: Даниил Яшин, Флор Васильев,  Олег Поскребышев, Владимир Парамонов, Вячеслав Захаров и многие другие...  Именно поэтому я, с большим уважением к этому настоящему "ненастоящему городу" (по выражению сосланного когда-то в этот райский уголок Российской империи В.Г.Короленко), хочу предложить читателям журнала "Литературной критики и словесности" первые литературные опыты будущих Флоров и Даниилов, Олегов, Владимиров и Вячеславов. Кому-то покажется, что это и не стихи еще, а лишь предчувствие стихов, "...еще не снег, а только слабый запах снега". Что ж, наверное, это так... Зато сочинения авторов этой публикации, еще во многом подражательно-наивные, срифмованные, что называется "на живую нитку", наособицу честны и не поддельны, искренни, необьятны и, главное -  неостановимы в этом своем утопическом порыве "обьять необьятное", а авторы их  - молоды и безусловно достойны... В этой связи, особенно обращают на себя внимание эмоционально выверенные и психологически точные "свои" стихи Дарьи Булдаковой...  

Андрей Углицких        

       

 

 

АНДРЕЙ ЖЕЛВИЦКИЙ

 

Осенний вечер

Горит светильник

В комнате моей,

И грустно мне, и грустно ей;

Лишь в тишине стучит будильник…

По звон гитары шестиструнной

Звучит негласно мой хорей,

Слагаю песни только ей,

Единственной и умной.

«Сыграй Высоцкого», -

Сказала мне она,

Взяла со стенки Троцкого

И встала у окна.

А за окном –

Кружится листопад,

А я играю ей, играю об одном

Как будто невпопад.  

 

 

 

БЕЛОСЛУДЦЕВ ВАСИЛИЙ (1987)

третий курс исторического факультета 

 

***

Есть в поле ветерок

Но ты нежнее.

Есть солнца луч,

Но ты теплее,

Есть музыка небес,

Но голос твой приятнее.

Есть аромат цветов,

С твоим он не сравниться...

 

***

Любовь – дурное счастье,

Она как океан,

Ты тонешь в её пасти

И жизнь напополам!

 

ХОМУТОВА ВАЛЕНТИНА (1985)

четвёртый курс филологического факультета

 

***

Со мной поздоровалось Завтра,

Но я в прошлогодней мечте.

Хотела признаться,

Но стала бояться

Коснуться луча в серебре.

С бокалом, наполненным смехом,

У жизни на сцене стою.

Надену доспехи –

И смерть не помеха –

По лестнице к счастью взойду...

 

 

 

ВЕРЕТЕННИКОВ АЛЕКСЕЙ

 

***

Белый лебедь – чёрный ворон.

Убивали – пережил.

Кто-то плачет. Где-то стонут.

Мысли в клетку посадил.

Звёзды неба твердь земли

Захотели сжить со свету.

Зря пытались, не смогли,

Лишь подкинули монету.

Упади она ребром,

Начал сниться бы и видеть,

Чтоб случайно не обидеть

Необдуманным добром.

 

                                                       

 

 

КОЛНОГОРОВ АЛЕКСАНДР (1986)

третий курс филологического факультета. 

 

***

Четыре стены и окна, и ручка, и лист бумаги.

На улице – дождь и ветер, и слякоть, и грязь, и муть…

Мне очень тебя не хватает; мне нужно немного влаги –

Холодной воды из-под крана – умыться, попить и заснуть.

Заснуть, чтоб уже не проснуться; заснуть, чтоб тебя увидеть –

Единственно лишь в сновиденьях тебя я увидеть могу;

Ворочаться с боку на бок, стонать и себя ненавидеть,

И не растревожить твой облик, что в сердце своём берегу.

Пытаюсь собрать из осколков исчезнувшей фрески разбитой

И смех твой, и взгляд, и улыбку, и родинку ту, рядом с ней,

Но я ничего не вижу – расплывчато всё и размыто.

Стараюсь я вспомнить – но тщетно, лишь боль всё сильней и сильней.

Беру телефонную трубку – в бреду весь – но тут же бросаю,

Соскакиваю с кровати, ложусь, засыпаю опять.

Мне видится всё, как в тумане; я память, как книгу, листаю.

Тебя лишь хочу я увидеть…И, может быть, даже обнять.

Вот солнце исчезло за тучей, и небо становится алым,

И улица опустела, зажгутся сейчас фонари.

А я всё валяюсь в кровати, накрытый своим одеялом,

Смотрю в потолок и мечтаю…Мечтаю до самой зари.

И губы мои, искривившись, не слышно совсем произносят,

Что мы расстаёмся с тобою, наверно, уже навсегда.

Я знаю, я всё понимаю: с собой меня ветер уносит.

Тебя не увижу, уж точно, теперь я уже никогда.

***

Большая грусть, вселенская печаль.

Морская чайка крыльями качает.

Сидишь на кухне, пьёшь остывший чай.

Молчание. Никто тебя не замечает...

 

 

 

 

ЕРОФЕЕВ АЛЕКСЕЙ (1976)

пятый курс филологического факультета

 

***

Городу Глазову

Для скитальца не найдёшь приют;

Он живёт одной лишь дорогой;

Вряд ли все его мысли поймут;

А в душе впечатлений много:

Вспоминаю бессонную ночь,

Фонари над новым районом,

Тишина…и людской поток

Застывает в звёздах бездонных.

Говорят, был город другим;

Я охотно этому верю;

Над домами зимой вьётся дым

И везде есть в прошлое двери.

В нем на каждом шагу контрасты,

Но и в них для меня он дорог,

Очень тихий, простой и понятный,

Ставший самым родным мне город

 

 

ПЕТРОВ АРТЕМ (1987)

первый курс филологического факультета

 

Цыганский романс

В таборе цыгане

Вечером гуляют,

Лишь одна цыганка

От тоски рыдает

И она печальна,

У костра с гитарой

Под мотив цыганский,

Плача напевала.

А луна безмолвна

Над землей вставала

И костер, и табор

Грустно освещала.

Ночь, и спят цыгане

Лишь одной не спится…

А трава под светом

Лунным серебрится

И мне что-то грустно

В лунном этом свете

Самом из печальных

На всем белом свете.

 

 

БУЛДАКОВА ДАРЬЯ (1987)

второй курс филологического факультета

 

Снег идет

 

Снег идет, застилая густой пеленой

Все вокруг. Я за ним, как за белой стеной.

В этот день не хочу я спешить никуда,

Никуда, как в замерзшей протоке вода.

Падай снег мне на шапочку, как по команде,

Превращая в сосульку меня, в эскимо,

Прячься от непогоды в кармане...

Мне так нравится зимнее это кино!

Мне так хочется вихре кружиться снежинок,

Кувыркаться в глубоком, пушистом снегу…

Я хочу в этот день то увидеть, услышать,

Что во все остальные, увы, не смогу. 

 

 

Жизнь продолжается

 

Понимаешь, жизнь продолжается,

Даже если она - не в струю...

Я по-прежнему утром встаю,

Улыбаюсь, грущу,

Соглашаюсь, ропщу,

Если надо – молчу,

Если больно – кричу,

И как раньше хочу,

Очень-очень хочу

Свое счастье найти.

 

Понимаешь, жизнь продолжается.

Это надо принять как факт.

Даже если любовь кончается,

Даже если кругом - лишь мрак!

Даже если устал от разлук

И так нужно тепло чьих-то рук,

Даже если уже нет сил

И не хочет никто спасти –

Как бы ни был труден твой путь,

Продолжается жизнь. Не забудь!

2002

 

 

Черным

 

Я беру карандаш

Черного цвета

И вожу по бумаге

Остывшей  мечты.

Из последних сил

Бьется искорка света,

Пробивается сквозь

Пустоту темноты.

Черный цвет,

Черный штрих,

Черной линией…

Белый лист стал чернее ночи.

Ну и пусть, ну и пусть сердце хочет!

Я его окутаю инеем.

Свое сердце, жаркое, жгучее,

Превращу я в кусочек льда.

Пусть оно еще больше мучится,

Не желая забыть навсегда.

Пусть противится, пусть старается

Сохранить в себе чувство любви…

Мне сказали, что все забывается,

Мне сказали, что все впереди.

Черный цвет,

Черный штрих,

Черной линией…

2003

 

 

Карточная история  

Хорошо, я тебя разлюблю.

Утверждают, что это возможно.

Одним махом все-все разрублю

И вложу меч обратно в ножны.

Я когда-то построила домик

Из колоды изменчивых карт,

А теперь собираю обломки

Все пытаюсь вернуть назад.

Мой бубновый красавец король

Разминулся со мною в пути.

Я, к несчастью, забыла пароль,

Мне границу теперь не пройти.

Мне червонная дама сулит любовь,

«Без него будет лучше», - мычит,

Дама треф утешает, а пик – молчит,

Лишь дугой выгибает бровь.

И со всех сторон, всех мастей

Ко мне валят валеты толпой…

Только мне нужен мой бубновый король,

От которого нет новостей.

Где ты, где ты желанный гонец?

Что напишет мне мой король?

«Мы порушили верность сердец,

Я навеки прощаюсь с тобой.

Нет ключей, устарел пароль,

Нет дороги ко мне. Конец.»

Что ж, приказ короля – закон.

Как бы ни было мне это сложно,

Я забуду тебя легко, 

Если что-то забыть возможно

2004 г.

 

 

ДЕМИНА АННА (1984)

пятый курс филологического факультета

 

Родина 

Родилась в родниковом краю я,

Что Удмуртией люди зовут.

Здесь татарин, удмурт, здесь и русский

Обрели свой очаг и приют.

Здесь могучих лесов вереницы,

Здесь разливы серебряных рек,

Здесь рассветы, закаты, зарницы,

Летом – дождь, а зимой – белый снег.

Здесь народные живы преданья,

Здесь дарами богата земля.

Здесь и рекруты, свадьбы, свиданья…

Это родина наша, друзья!

 

 

Послать рукопись, сообщение

Рейтинг@Mail.ru

 

 

  

©2002. Designed by Klavdii
Обратная связь:  klavdii@yandex.ru
Последнее обновление: января 29, 2012.