Андрей  Клавдиевич  Углицких:  Журнал  литературной  критики и словесности    

ЖУРНАЛ ЛИТЕРАТУРНОЙ КРИТИКИ 

И СЛОВЕСНОСТИ

основан в декабре 2001 года

Главная страница

Новости

Содержание Проза

Поэзия

Критика и публицистика

Журнальные обзоры

Обратная связь

Наши авторы

 

Блоги писателя А.Углицких:

 

"Андрей Углицких в Живом Журнале"

 

"Писатель Андрей Углицких"

 

"Андрей Углицких в Русском журнальном зале"

 

"Андрей Углицких на Lib.Ru"

ВАЛЕНТИНА ТЕЛЕГИНА

Ветреной ночью

МЕДЛЕННЫЙ РАССВЕТ

Медленно ночь отступает,

Медлит холодный рассвет.

Месяц источенный тает,

Медленно сходит на нет

 

Сыро в лощине холодной,

Воздух обманчиво густ.

В оцепенении странном

Дремлет рябиновый куст.

 

Птица ли вскрикнет ночная, 

Вспрыгнет кузнечик в пыли - 

Каждому звуку внимаю,

Вижу вблизи и вдали.

 

Слышу, как ветер вздыхает,

Вижу, как тени ушли,

И по звездам наблюдаю

Круговращенье земли.

 

Леса зеленые стены

Медленно дышат во сне.

Ухо и око Вселенной

Нынче доверены мне.

 

 

ВЕСЕННЕЕ

Как тополевый пахнет лист!

Как воздух зелен и зернист!

Как опьяняет птичий свист

    И ослепляет свет!

И в юной зелени ветвей

Обыкновенный воробей

Счастливой песнею своей

   Пленил весь белый свет!

 

Едва ли помнится зима, 

С трудом добытые корма,

Метели вой, застрехи тьма, - 

    Да помнить-то к чему?

Все миновало... Он живет!

А остальное все - не в счет!

Он солнцу здравницу поет - 

   Прислушайтесь к нему!

 

ТЕЛЕНОК

 

Вызвездило. Подморозило.

Встали дымки над селом.

Снег, как густое молозиво, 

Пахнет коровьим теплом.

 

Топится печь.

Время к полночи.

Мать торопливо вошла, 

В старой фуфайке теленочка

Махонького принесла.

 

Мокрый, дрожит и шатается,

В материн тычась подол,

Ножки его оскользаются

И упираются в пол.

 

В угол со свежей соломою

Слабое тельце легло.

Что-то хорошее, новое

В избу тревожно вошло.

 

"Слава-те!" - крестится бабушка.

Сладко сопит детвора.

То-то им будет забавушка, 

Будет забота с утра!

 

Уголья светятся розово, 

Кошка не спит под столом.

Ночь, как густое молозиво,

Пахнет коровьим теплом.

 

***

Мне баржа ржавая

   босые ноги жжет.

Я слышу ропот
   вкрадчивый и гневный:

Прохлады нет в воде - 

   и пароход

Лениво тащится 

   и брызгается пеной.

 

Смотрю доверчиво

   в немую глубину,

Сознанье вечности

   рассеяло тревоги.

Как сладко знать, 

   что я не утону, - 

Я буду жить 

   и жечь на солнце ноги.

 

СЛАВЯНКА

 

Я - славянка.

Волос русый.

Кожа чистая светла.

Как трава из праха листьев,

Я из сказки проросла.

Я взяла у русских омутов,

Где шепчется лоза,

Серо-синие, большие,

Удивленные глаза.

 

Я - славянка.

В век двадцатый

Я из древности смотрю.

О любви своей нетленной

Сквозь столетья говорю.

Мой хороший, дивный, любый,

Как тебя еще назвать?

Я склоняюсь над тобою

Не шептать, не целовать.

Посмотреть хочу, запомнить, 

Молча, сразу, навсегда!

Лишь над памятью не властны

Наши быстрые года.

 

***

И ты - не Ромео, 

И я - не Джульетта.

И время не то, 

И кончается лето.

 

И все корабли

После долгого плаванья

Спешат истомленные 

В тихие гавани.

 

И я в своей бухте,

Исполнена веры,

Спокойно дышу

И читаю Гомера.

 

 

ПРИТЯЖЕНЬЕ

Что связывает нас:

   меня и темноту,

Открытое окно

   и мокрый сад в цвету,

Кузнечика 

   и трель его тире и точек,

Круг лампы на столе

   и полвторого ночи?

 

Во тьме летит экспресс.

   Пунктирами огни.

Чьи судьбы там сплелись?

   Чьи жизни, годы, дни?

Я подхожу к окну,

   все больше беспокоясь:

Что связывает нас, 

   меня и этот поезд?

 

***

Свадьбы, юбилеи да поминки - 

Вот и все мирские торжества.

Ах, какие грустные картинки

Подлинных страстей и шутовства!

 

Запереться бы в своей каморке,

Мяту луговую заварить,

Радоваться черной хлебной корке,

Ни на чье застолье не спешить.

 

Мочи нет смотреть на фарисейство!

Но, доколе сам Господь глядит,

От людского горя и злодейства

Отвернуться - совесть не велит.

 

***

И Питер стал чужим

И Вологда пуста,

Любимых глаз и уст

Я больше не увижу.

О, Господи, зачем

С бытийного листа

Стираешь жизни тех, 

Кто всех родней и ближе? 

 

Должно быть,  хорошо

Теперь им там, вверху, 

Свободно воспарять

Среди вселенской шири.

Иль, может, тяжелы

Признанья на духу, 

Что жили - не жилось, 

Что более - грешили.

 

Но если на земле

Так плачутся по ним, 

Так мечутся в тоске,

Их бренный путь итожа, 

В слезах молю Тебя, 

Припав к стопам Твоим: 

Прощенных - не суди, 

Помилуй их, о Боже! 

 

Сведения об авторе: 

Валентина Федоровна Телегина - член Союза писателей России, живет и работает в г.Перми.  Автор многих поэтических книг.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

  

©2002. Designed by Klavdii
Обратная связь:  klavdii@yandex.ru
Последнее обновление: января 29, 2012.