Андрей  Клавдиевич  Углицких:  Журнал  литературной  критики и словесности    

ЖУРНАЛ ЛИТЕРАТУРНОЙ КРИТИКИ 

И СЛОВЕСНОСТИ

основан в декабре 2001 года

Главная страница

Новости

Содержание Проза

Поэзия

Критика и публицистика

Журнальные обзоры

Обратная связь

Наши авторы

 

Блоги писателя А.Углицких:

 

"Андрей Углицких в Живом Журнале"

 

"Писатель Андрей Углицких"

 

"Андрей Углицких в Русском журнальном зале"

 

"Андрей Углицких на Lib.Ru"

Представляем вниманию читателей ЖЛКиСа  рассказ нашего постоянного автора Александра Колногорова, студента Литературного института им. А.М.Горького

 

Александр КОЛНОГОРОВ (Москва)

ЛИЗА

 рассказ

Лиза проснулась рано утром, не было ещё и шести. Будильник должен был прозвенеть только через час. Лиза, приподнявшись на постели и широко зевнув, слезла с кровати и почувствовала головокружение, в глазах как будто потемнело.

- Слишком резко встала, - подумала Лиза и, накинув халат, прошлёпала босыми ногами в ванную.

Наскоро умывшись прохладной водой и зачесав волосы назад, Лиза посмотрела на своё отражение в зеркале и покачала головой. Лицо было бледным, под глазами синие пятна. На щеке и на лбу выскочили два маленьких прыщика. Лиза попробовала выдавить один из них, но он отозвался болью по всей щеке.

- Какие красные глаза, - подумала Лиза, придвинувшись ближе к зеркалу и широко раскрыв один глаз. – Не выспалась.

Она тщательно почистила зубы, отчего-то поскребла зубной щёткой язык, прополоскала рот и сплюнула в раковину.

Вытершись полотенцем, Лиза повесила его на крючок, вышла из ванной на кухню и включила чайник.

За окном с трудом рассветало. Было ещё темно, но отчётливо слышалось, как подсохший снег скребут ржавые дворницкие лопаты. По дороге проехала железная тачка с песком, и какая-то женщина, зачерпнув совком немного песка, бросила его на покрывшийся инеем лёд.

Лиза не стала включать свет.

- День только начинается, - подумала она. А яркий верхний свет на кухне напоминал ей о вечерах, которые она так не любила.

Лиза с трудом открыла подмёрзшую форточку, и ей в лицо дунуло колючим утренним морозцем. Тут щёлкнул вскипевший чайник, и Лиза, нащупав ногой табуретку, слезла с подоконника, насыпала в чашку две ложки кофе, ложку сахара и ложку сухого молока и залила это всё кипятком.

На улице чирикнула первая птичка, и Лиза, поставив чашку на стол, выглянула в окно. Вид во двор ей плотно загораживали ветки, но и сквозь них уже было видно одинокие расплывчатые силуэты.

Несколько минут она просто сидела за столом, закинув ногу на ногу, подносила ко рту чашку и с шумом втягивала в себя горячий кофе.

Редкие звуки проезжающих за окном машин, постепенно учащаясь, сливались наконец в один протяжный гул. Город просыпался.

Лиза посмотрела на часы. До семи оставалось ещё почти тридцать минут, и она вполне успевала.

Вновь зайдя в ванную, раздевшись, Лиза залезла под душ. С утра он казался ей чересчур холодным; она всё крутила и крутила красную ручку смесителя, пытаясь сделать воду погорячее, и всё равно дрожа от непонятного озноба. Ванная быстро наполнилась паром, зеркало запотело, и Лиза указательный пальцем нарисовала на нём маленькую улыбающуюся рожицу и сердечко под ней. Направляя струю горячей воды себе сначала на грудь, потом на живот, Лиза видела, как краснеет покрытая мурашками кожа, и чувствовала, что вода слишком горячая, но всё равно дрожала от холода.

- Почему я такая худая? – подумала Лиза, поглаживая свой впалый живот. – Сколько ни ем – а всё никак не могу потолстеть.

Мокрая, она вылезла из ванны, встав на холодный кафель на полу, и тут же почувствовала, как от ступней до низа живота пробежал игривый холодок. Лиза сняла с крючка полотенце и медленно начала вытираться, глядя на себя в запотевшее зеркало. Сердечко почти высохло, а маленькая рожица почему-то продолжала улыбаться.

- Странно, - вслух удивилась Лиза.

На секунду ей показалось, что рожица смотрит ей прямо в глаза, и что она вовсе не улыбается, а хочет что-то ей сказать. Лиза бросила полотенце на пол, схватила халат и выскочила из ванной.

Посмотрев на себя в зеркало в прихожей, Лиза решила, что не будет сегодня краситься. Лицо её распарилось и чуть порозовело, прыщики были уже не так заметны. Лиза взяла расчёску и минут десять просто расчёсывала свои кудри, глядя в своё отражение и стараясь ни о чём не думать.

Вдруг в её комнате зазвенел будильник.

- Семь часов, - подумала Лиза и, отложив расчёску на полку, пошла выключать будильник, оставляя на полу мокрые следы босых ног.

За окном постепенно становилось всё светлее - уже можно было различить фигуры, не высовываясь в форточку и не прилипая носом к стеклу. Кто-то бодро хрустел снегом, торопясь на работу; лаяла чья-то собака; пустое ведро стучалось о мусорный бак.

Лиза поправила одеяло и забросила кровать пледом, взяла одну подушку в руки, немного взбила её и положила в шкаф, после чего ещё некоторое время стояла у окна, смотрела на улицу и грела руки на батарее. У неё в голове звучала музыка, название которой она никак не могла вспомнить.

Улица постепенно наполнялась людьми; Лиза смотрела на них, пытаясь разглядеть лица, но люди были далеко, и быстро проходили мимо.

- Как их много, - подумала Лиза.

Внезапно она начала вспоминать, что давно, когда она была ещё маленькой, она сидела в комнате на полу и строила из кубиков домик. Вдруг в комнату зашла мама, держа за руку девочку её возраста. Мама сказала, что у этой девочки нет мамы, и чтобы Лиза поиграла с ней. Лиза дала ей свою куклу, и они долго молча играли, не глядя друг на друга. Что было дальше, Лиза, как ни старалась, так и не смогла вспомнить. Она потом часто рассказывала об этом своей маме и спрашивала у неё, что это была за девочка, но мама неизменно отвечала, что не помнит этого, и что, скорее всего, Лизе всё это приснилось в детстве. Лиза и сама не могла сказать точно, было ли это на самом деле.

- Может быть, действительно приснилось, - сказала Лиза. Ей давно уже не снились никакие сны.

Где-то она прочитала, что сны на самом деле снятся всегда, но человек не всегда может их вспомнить. Однако ещё один сон Лиза помнила до сих пор.

Однажды утром она проснулась и не могла пошевелиться. Лиза отчётливо понимала, что проснулась – не было того туманного ощущения, какое обычно бывает во сне, и она помнит всё очень подробно: тюль слегка колыхался от сквозняка, на потолке сидела жирная муха, и в соседней комнате работал телевизор. Ей стало страшно, она хотела закричать, открыла рот, но не смогла издать ни звука. Ей даже показалось, что она не дышит – как будто сдавили горло. Обычно, когда Лизе снились кошмары – она, осознавая это, заставляла себя сильно тряхнуть головой и резко встать - и тут же просыпалась.

- Неужели я всё ещё сплю? – подумала Лиза.

Она попыталась тряхнуть головой, вскочить с постели – но не смогла. Её как будто придавили к кровати.

- Я умерла… - еле слышно, одними губами, прошептала Лиза – и проснулась.

 

Лиза не любила находиться дома одна. Она всегда включала телевизор и занималась своими делами – так ей казалось, что дома кто-то есть, и от этого было уже не так одиноко. Лиза включила телевизор, отнесла две чашки с недопитым кофе на кухню и положила их в раковину. В семь тридцать она оделась и вышла на улицу.

Присев на лавочку у подъезда соседнего дома, Лиза положила руку в карман пальто и долго думала, закурить ей или нет. Она обычно всегда курила по утрам, и не понимала сейчас, что её удерживает. Наконец, достав сигарету, она ещё с полминуты жевала её, и, так и не решившись зажечь, убрала её обратно в пачку.

На светлеющем небе упорно висела дряблая луна. Лиза сидела на скамейке, смотрела на луну и думала, почему Сашка вчера не остался. Они сидели, пили кофе, Лиза весь вечер плакала. Сашка успокаивал её, спрашивал, желая, видимо, отвлечь, как у неё дела в институте, что-то рассказывал про их общих друзей, про свой автосервис, про книгу, которую он сейчас читает. Они пытались говорить о чём-то постороннем, но оба понимали, что думают об одном и том же. Лиза почти ничего не говорила, лишь односложно отвечая на Сашкины вопросы. Потом они долго сидели молча. Сашка смотрел на Лизу, будто думая, что ещё можно сказать.

- Ты останешься? – спросила она.

Он придвинулся к ней ближе, взял за плечи и поцеловал в лоб.

- Не могу сегодня. Извини. Я пойду уже сейчас, - выдавил из себя Сашка и крепко обнял Лизу.

Затем он поцеловал её ещё раз, и ушёл, пытаясь в дверях ещё что-то сказать напоследок.

 

Луна постепенно растворилась, небо просветлело, и высыпал мелкий противный снежок. Ещё с полчаса Лиза бродила возле своего подъезда, затем прошлась по тропинке до автобусной остановки и обратно, надеясь, видимо, встретить Сашку, прекрасно зная, что он не придёт.

 

К половине девятого она уже была в больнице, сидела в коридоре, ждала своей очереди. Все девушки сидели молча, стараясь не встречаться друг с другом взглядами. Когда она вышла, во дворе больницы её уже ждал Сашка в своей смешной шапке, которая Лиза связала ему на зиму. Он перетаптывался с ноги на ногу и дышал на ладони, в который раз забыв дома перчатки. Увидев Лизу, он бросился к ней, крепко обнял и долго не отпускал. Она чувствовала, как он весь дрожит, и как трясутся его руки.

- Вот и всё, - сказала Лиза.

 Ноябрь 2006

Послать рукопись, сообщение

Рейтинг@Mail.ru

 

 

 

  

©2002. Designed by Klavdii
Обратная связь:  klavdii@yandex.ru
Последнее обновление: января 29, 2012.